Следующий матч VS Олимпиакос
Array
(
    [0] => 4356
    [1] => 13457
    [2] => 2503
    [3] => 7225
)

Нотис Цинтоглу: воспоминания живут вечно

Каждый хотел бы иметь такого деда. Чтобы он спокойно сидел в кресле и часами рассказывал истории своей юности, всегда разговаривая вежливо и с искоркой в глазах. И по правде говоря, нам его будет не хватать. В 2017 он дал увлекательное интервью Toumba Magazine.

24.03.2020

Итак, давайте вспомним, кто такой был Нотис Цинтоглу по его собственным словам, опубликованным в 9-м выпуске официального журнала «Двуглавого»:

Я учился играть в футбол в карьерах, рядом с кладбищем поселения Эвангелистрия. Я играл на одной из площадей и на старом стадионе «Ираклиса» рядом с университетом. Меня заметил сторож «Ираклиса» и уговаривал меня прийти в команду.

В армии я учувствовал в соревнованиях по легкой атлетике и занял третье место в беге на 800 метров. Никос Захариадис звал меня с собой и обещал сделать меня чемпионом. «Никос, я буду делать то, что люблю», – ответил я ему и стал заниматься футболом.

Лучшим эпизодом в своей карьере я считаю матч за команду береговой охраны. Я тогдаразозлился. Забил гол, перебросив мяч через вратаря, а в другом эпизоде прошел всех соперников и на линии вратарской отдал пас моему партнеру по команде. Болельщики выбежали на поле, подняли меня на руки и носили по стадиону.

Я играл на позиции вингера, имея… противоположную ударную ногу. Новаторское решение для того времени. Я действовал на левом фланге, но с правой рабочей ногой, что доставляло трудности соперникам, которые не привыкли к такому.

Я был ироничен на поле и мне очень нравилось подтрунивать над оппонентами. Я обыгрывал их и возвращался, чтобы обыграть снова. Я постоянно разговаривал на поле и с соперниками, и с моими партнерами.

Помню, как наш тренер Вилли Севчик называл меня «граммофоном», потому что я был как тренер на стадионе. Я разбирался в футболе и комфортно себя чувствовал в игре, тогда как мои партнеры по команде были сосредоточены и не разговаривали. Я постоянно давал указания.

Игровые условия не имели ничего общего с современными. Игровые поля были полными грязи, инфраструктура отсутствовала, о деньгах даже речи не шло. В перерыве нам приносили десять бутылок газировки. Когда мы говорили, что нас одиннадцать, нам отвечали: «Да ладно вам, вратарь ведь не бегал». Но мы играли от души. Болели за команду, защищали ее цвета и любили свое дело.

Я стал свидетелем строительства «Тумбы», что во многом было заслугой г-на Димадиса, который пошел наперекор своим политическим убеждениям, чтобы заложить основы нового стадиона. Я игралв первом матче, который состоялся там. Это была товарищеская встреча с ΑΕΚ.

Я прожил насыщенную жизнь в  ΠΑΟΚ и не могу сказать, что у меня остались разочарования. Жаль, что не получилось выступить за национальную сборную Греции. Но в те времена это было трудно для нас, выходцев с севера страны. Я попал в предварительный список, но травма не позволила мне сыграть.

Я закончил играть в футбол в возрасте 29 лет, потому что нужно было зарабатывать на жизнь.Тогда не было никакого вознаграждения. Я бы точно мог играть еще три года, но это был мой выбор. Мой хороший друг и бывший наставник, Клеанфис Викелидис порекомендовал мне пойти в школу тренеров, чтобы продолжить карьеру на тренерском мостике. Но я ему ответил, что этого не произойдет, так как я не мог пойти ни в какую другую команду, кроме ΠΑΟΚ.

По завершении карьеры я занимал в ΠΑΟΚ различные должности. 15 дней после того, как я буквально повесил бутсы на гвоздь в раздевалке, когда мы победили «Панкоринфиакос» 5-2, я стал членом руководства клуба, исполняя обязанности советника президента по спортивным вопросам. Кроме того, 13 лет я был директором стадиона.

Можно сказать, что я был техническим директором «золотой» команды 70-х. За мной всегда оставалось последнее слово по трансферам. Нового игрока представляли Пантелакису, а он спрашивал: «Цинтоглу что сказал?». Если я не видел футболиста, то он не приходил в ΠΑΟΚ. Кудас, Апостолидис, Асланидис, Терзанидис, Сарафис, Фунтукидис и многие другие…

Я характерно помню случай с Костасом Иосифидисом. Представители команды поехали его смотреть, после чего сказали президенту, что он не подходит для  ΠΑΟΚ. «Пусть его посмотрит Цинтоглу», – приказал он. «Президент, можете его брать, из него получится хороший игрок», – сказал я и остальное стало историей.

У меня всегда была теория насчет футбола. Не нужно знать футбол, нужно уметь играть в футбол. Примером является Сарафис, который не разбирался в тонкостях футбола, но умел обращаться с мячом. Он видел забег Кудаса с фланга, врывался в штрафную, навес, удар головой и гол.

В ΠΑΟΚ мы пережили уникальные моменты. Салоники тогда были небольшим городом. Болельщики останавливали нас на улицах, обнимали, целовали. Но я всегда оставался бескомпромиссным и как член руководства часто шел на столкновения с фан-клубами. Я считал, что фан-клубы должны поддерживать клуб, а не наоборот.

Я никогда не переставал смотреть матчи ΠΑΟΚ. Даже сейчас, когда я не могу ходить на стадион я не пропускаю ни одной игры. И не только в футболе. Когда я вижу «Двуглавого», то не переключаюканал. Это может быть баскетбол, гандбол, поло. Все, что угодно.

Приход Саввиди стал большим событием для ΠΑΟΚ. У нас хорошая футбольная команда, но самое главное, что у клуба больше нет финансовых проблем. Состав хороший, но нам немного не везет.

Настало время ΠΑΟΚ завоевать титулы. Традиционно у нас должно было быть больше титулов. До настоящего времени состояние вещей и судейство были в пользу южан. У команды 70-х украли три чемпионских титула. В мое время южане играли с четырьмя легионерами, заявленными как греки. Они подтасовывали жребий. Тянули бумажку – «Олимпиакос», тянул следующий – «Эгалео». Нотеперь все изменилось.

По правде сказать, я завидую нынешним игрокам. Завидую не деньгам, которые они получают, а стадионам и прекрасным болельщикам. Каждый раз, когда я наблюдаю за футболистами ΠΑΟΚ, я представляю себя на их месте и переживаю все эти моменты.

Я горжусь тем, что связал свое имя с ΠΑΟΚ. Это единственное, о чем мне никогда не придется жалеть. Это то, что я передал своим детям и я горд, что являюсь болельщиком ΠΑΟΚ.

Мой отец дал мне совет: «Сын, пусть твоя жизнь будет полной разных событий». Я последовал его совету и наполнил свою жизнь ΠΑΟΚ…

Похожие новости

Нотис Цинтоглу: воспоминания живут вечно

Каждый хотел бы иметь такого деда. Чтобы он спокойно сидел в кресле и часами рассказывал истории своей юности, всегда разговаривая вежливо и с искоркой в глазах. И по правде говоря, нам его будет не хватать. В 2017 он дал увлекательное интервью Toumba Magazine.

24.03.2020

Итак, давайте вспомним, кто такой был Нотис Цинтоглу по его собственным словам, опубликованным в 9-м выпуске официального журнала «Двуглавого»:

Я учился играть в футбол в карьерах, рядом с кладбищем поселения Эвангелистрия. Я играл на одной из площадей и на старом стадионе «Ираклиса» рядом с университетом. Меня заметил сторож «Ираклиса» и уговаривал меня прийти в команду.

В армии я учувствовал в соревнованиях по легкой атлетике и занял третье место в беге на 800 метров. Никос Захариадис звал меня с собой и обещал сделать меня чемпионом. «Никос, я буду делать то, что люблю», – ответил я ему и стал заниматься футболом.

Лучшим эпизодом в своей карьере я считаю матч за команду береговой охраны. Я тогдаразозлился. Забил гол, перебросив мяч через вратаря, а в другом эпизоде прошел всех соперников и на линии вратарской отдал пас моему партнеру по команде. Болельщики выбежали на поле, подняли меня на руки и носили по стадиону.

Я играл на позиции вингера, имея… противоположную ударную ногу. Новаторское решение для того времени. Я действовал на левом фланге, но с правой рабочей ногой, что доставляло трудности соперникам, которые не привыкли к такому.

Я был ироничен на поле и мне очень нравилось подтрунивать над оппонентами. Я обыгрывал их и возвращался, чтобы обыграть снова. Я постоянно разговаривал на поле и с соперниками, и с моими партнерами.

Помню, как наш тренер Вилли Севчик называл меня «граммофоном», потому что я был как тренер на стадионе. Я разбирался в футболе и комфортно себя чувствовал в игре, тогда как мои партнеры по команде были сосредоточены и не разговаривали. Я постоянно давал указания.

Игровые условия не имели ничего общего с современными. Игровые поля были полными грязи, инфраструктура отсутствовала, о деньгах даже речи не шло. В перерыве нам приносили десять бутылок газировки. Когда мы говорили, что нас одиннадцать, нам отвечали: «Да ладно вам, вратарь ведь не бегал». Но мы играли от души. Болели за команду, защищали ее цвета и любили свое дело.

Я стал свидетелем строительства «Тумбы», что во многом было заслугой г-на Димадиса, который пошел наперекор своим политическим убеждениям, чтобы заложить основы нового стадиона. Я игралв первом матче, который состоялся там. Это была товарищеская встреча с ΑΕΚ.

Я прожил насыщенную жизнь в  ΠΑΟΚ и не могу сказать, что у меня остались разочарования. Жаль, что не получилось выступить за национальную сборную Греции. Но в те времена это было трудно для нас, выходцев с севера страны. Я попал в предварительный список, но травма не позволила мне сыграть.

Я закончил играть в футбол в возрасте 29 лет, потому что нужно было зарабатывать на жизнь.Тогда не было никакого вознаграждения. Я бы точно мог играть еще три года, но это был мой выбор. Мой хороший друг и бывший наставник, Клеанфис Викелидис порекомендовал мне пойти в школу тренеров, чтобы продолжить карьеру на тренерском мостике. Но я ему ответил, что этого не произойдет, так как я не мог пойти ни в какую другую команду, кроме ΠΑΟΚ.

По завершении карьеры я занимал в ΠΑΟΚ различные должности. 15 дней после того, как я буквально повесил бутсы на гвоздь в раздевалке, когда мы победили «Панкоринфиакос» 5-2, я стал членом руководства клуба, исполняя обязанности советника президента по спортивным вопросам. Кроме того, 13 лет я был директором стадиона.

Можно сказать, что я был техническим директором «золотой» команды 70-х. За мной всегда оставалось последнее слово по трансферам. Нового игрока представляли Пантелакису, а он спрашивал: «Цинтоглу что сказал?». Если я не видел футболиста, то он не приходил в ΠΑΟΚ. Кудас, Апостолидис, Асланидис, Терзанидис, Сарафис, Фунтукидис и многие другие…

Я характерно помню случай с Костасом Иосифидисом. Представители команды поехали его смотреть, после чего сказали президенту, что он не подходит для  ΠΑΟΚ. «Пусть его посмотрит Цинтоглу», – приказал он. «Президент, можете его брать, из него получится хороший игрок», – сказал я и остальное стало историей.

У меня всегда была теория насчет футбола. Не нужно знать футбол, нужно уметь играть в футбол. Примером является Сарафис, который не разбирался в тонкостях футбола, но умел обращаться с мячом. Он видел забег Кудаса с фланга, врывался в штрафную, навес, удар головой и гол.

В ΠΑΟΚ мы пережили уникальные моменты. Салоники тогда были небольшим городом. Болельщики останавливали нас на улицах, обнимали, целовали. Но я всегда оставался бескомпромиссным и как член руководства часто шел на столкновения с фан-клубами. Я считал, что фан-клубы должны поддерживать клуб, а не наоборот.

Я никогда не переставал смотреть матчи ΠΑΟΚ. Даже сейчас, когда я не могу ходить на стадион я не пропускаю ни одной игры. И не только в футболе. Когда я вижу «Двуглавого», то не переключаюканал. Это может быть баскетбол, гандбол, поло. Все, что угодно.

Приход Саввиди стал большим событием для ΠΑΟΚ. У нас хорошая футбольная команда, но самое главное, что у клуба больше нет финансовых проблем. Состав хороший, но нам немного не везет.

Настало время ΠΑΟΚ завоевать титулы. Традиционно у нас должно было быть больше титулов. До настоящего времени состояние вещей и судейство были в пользу южан. У команды 70-х украли три чемпионских титула. В мое время южане играли с четырьмя легионерами, заявленными как греки. Они подтасовывали жребий. Тянули бумажку – «Олимпиакос», тянул следующий – «Эгалео». Нотеперь все изменилось.

По правде сказать, я завидую нынешним игрокам. Завидую не деньгам, которые они получают, а стадионам и прекрасным болельщикам. Каждый раз, когда я наблюдаю за футболистами ΠΑΟΚ, я представляю себя на их месте и переживаю все эти моменты.

Я горжусь тем, что связал свое имя с ΠΑΟΚ. Это единственное, о чем мне никогда не придется жалеть. Это то, что я передал своим детям и я горд, что являюсь болельщиком ΠΑΟΚ.

Мой отец дал мне совет: «Сын, пусть твоя жизнь будет полной разных событий». Я последовал его совету и наполнил свою жизнь ΠΑΟΚ…

Похожие новости

Нотис Цинтоглу: воспоминания живут вечно

Каждый хотел бы иметь такого деда. Чтобы он спокойно сидел в кресле и часами рассказывал истории своей юности, всегда разговаривая вежливо и с искоркой в глазах. И по правде говоря, нам его будет не хватать. В 2017 он дал увлекательное интервью Toumba Magazine.

24.03.2020

Итак, давайте вспомним, кто такой был Нотис Цинтоглу по его собственным словам, опубликованным в 9-м выпуске официального журнала «Двуглавого»:

Я учился играть в футбол в карьерах, рядом с кладбищем поселения Эвангелистрия. Я играл на одной из площадей и на старом стадионе «Ираклиса» рядом с университетом. Меня заметил сторож «Ираклиса» и уговаривал меня прийти в команду.

В армии я учувствовал в соревнованиях по легкой атлетике и занял третье место в беге на 800 метров. Никос Захариадис звал меня с собой и обещал сделать меня чемпионом. «Никос, я буду делать то, что люблю», – ответил я ему и стал заниматься футболом.

Лучшим эпизодом в своей карьере я считаю матч за команду береговой охраны. Я тогдаразозлился. Забил гол, перебросив мяч через вратаря, а в другом эпизоде прошел всех соперников и на линии вратарской отдал пас моему партнеру по команде. Болельщики выбежали на поле, подняли меня на руки и носили по стадиону.

Я играл на позиции вингера, имея… противоположную ударную ногу. Новаторское решение для того времени. Я действовал на левом фланге, но с правой рабочей ногой, что доставляло трудности соперникам, которые не привыкли к такому.

Я был ироничен на поле и мне очень нравилось подтрунивать над оппонентами. Я обыгрывал их и возвращался, чтобы обыграть снова. Я постоянно разговаривал на поле и с соперниками, и с моими партнерами.

Помню, как наш тренер Вилли Севчик называл меня «граммофоном», потому что я был как тренер на стадионе. Я разбирался в футболе и комфортно себя чувствовал в игре, тогда как мои партнеры по команде были сосредоточены и не разговаривали. Я постоянно давал указания.

Игровые условия не имели ничего общего с современными. Игровые поля были полными грязи, инфраструктура отсутствовала, о деньгах даже речи не шло. В перерыве нам приносили десять бутылок газировки. Когда мы говорили, что нас одиннадцать, нам отвечали: «Да ладно вам, вратарь ведь не бегал». Но мы играли от души. Болели за команду, защищали ее цвета и любили свое дело.

Я стал свидетелем строительства «Тумбы», что во многом было заслугой г-на Димадиса, который пошел наперекор своим политическим убеждениям, чтобы заложить основы нового стадиона. Я игралв первом матче, который состоялся там. Это была товарищеская встреча с ΑΕΚ.

Я прожил насыщенную жизнь в  ΠΑΟΚ и не могу сказать, что у меня остались разочарования. Жаль, что не получилось выступить за национальную сборную Греции. Но в те времена это было трудно для нас, выходцев с севера страны. Я попал в предварительный список, но травма не позволила мне сыграть.

Я закончил играть в футбол в возрасте 29 лет, потому что нужно было зарабатывать на жизнь.Тогда не было никакого вознаграждения. Я бы точно мог играть еще три года, но это был мой выбор. Мой хороший друг и бывший наставник, Клеанфис Викелидис порекомендовал мне пойти в школу тренеров, чтобы продолжить карьеру на тренерском мостике. Но я ему ответил, что этого не произойдет, так как я не мог пойти ни в какую другую команду, кроме ΠΑΟΚ.

По завершении карьеры я занимал в ΠΑΟΚ различные должности. 15 дней после того, как я буквально повесил бутсы на гвоздь в раздевалке, когда мы победили «Панкоринфиакос» 5-2, я стал членом руководства клуба, исполняя обязанности советника президента по спортивным вопросам. Кроме того, 13 лет я был директором стадиона.

Можно сказать, что я был техническим директором «золотой» команды 70-х. За мной всегда оставалось последнее слово по трансферам. Нового игрока представляли Пантелакису, а он спрашивал: «Цинтоглу что сказал?». Если я не видел футболиста, то он не приходил в ΠΑΟΚ. Кудас, Апостолидис, Асланидис, Терзанидис, Сарафис, Фунтукидис и многие другие…

Я характерно помню случай с Костасом Иосифидисом. Представители команды поехали его смотреть, после чего сказали президенту, что он не подходит для  ΠΑΟΚ. «Пусть его посмотрит Цинтоглу», – приказал он. «Президент, можете его брать, из него получится хороший игрок», – сказал я и остальное стало историей.

У меня всегда была теория насчет футбола. Не нужно знать футбол, нужно уметь играть в футбол. Примером является Сарафис, который не разбирался в тонкостях футбола, но умел обращаться с мячом. Он видел забег Кудаса с фланга, врывался в штрафную, навес, удар головой и гол.

В ΠΑΟΚ мы пережили уникальные моменты. Салоники тогда были небольшим городом. Болельщики останавливали нас на улицах, обнимали, целовали. Но я всегда оставался бескомпромиссным и как член руководства часто шел на столкновения с фан-клубами. Я считал, что фан-клубы должны поддерживать клуб, а не наоборот.

Я никогда не переставал смотреть матчи ΠΑΟΚ. Даже сейчас, когда я не могу ходить на стадион я не пропускаю ни одной игры. И не только в футболе. Когда я вижу «Двуглавого», то не переключаюканал. Это может быть баскетбол, гандбол, поло. Все, что угодно.

Приход Саввиди стал большим событием для ΠΑΟΚ. У нас хорошая футбольная команда, но самое главное, что у клуба больше нет финансовых проблем. Состав хороший, но нам немного не везет.

Настало время ΠΑΟΚ завоевать титулы. Традиционно у нас должно было быть больше титулов. До настоящего времени состояние вещей и судейство были в пользу южан. У команды 70-х украли три чемпионских титула. В мое время южане играли с четырьмя легионерами, заявленными как греки. Они подтасовывали жребий. Тянули бумажку – «Олимпиакос», тянул следующий – «Эгалео». Нотеперь все изменилось.

По правде сказать, я завидую нынешним игрокам. Завидую не деньгам, которые они получают, а стадионам и прекрасным болельщикам. Каждый раз, когда я наблюдаю за футболистами ΠΑΟΚ, я представляю себя на их месте и переживаю все эти моменты.

Я горжусь тем, что связал свое имя с ΠΑΟΚ. Это единственное, о чем мне никогда не придется жалеть. Это то, что я передал своим детям и я горд, что являюсь болельщиком ΠΑΟΚ.

Мой отец дал мне совет: «Сын, пусть твоя жизнь будет полной разных событий». Я последовал его совету и наполнил свою жизнь ΠΑΟΚ…